О нас Интерьер Галерея Новости Контакты Статьи

Живопись, искусство

Что общего между живописью и наукой — этими двумя областями творчества? Как они познают и отражают мир? Почему ученые иногда пишут картины (в Москве была выставка «Ученые рисуют»), но художники не занимаются наукой?
Эти и многие другие вопросы возникают перед каждым человеком, любящим искусство и задумывающимся о его значении в эпоху научно-технической революции. Попытаемся в этих вопросах разобраться, конечно, лишь частично.

Науку и искусство объединяют стремления к познанию и к творчеству. Последнее означает создание новой информации, реализуемое интуитивно, а не путем логического рассуждения. В содержательной книге физика-теоретика Е Л. Фейнберга «Кибернетика, логика, искусство» показано, что внелогичность, интуитивность художественного творчества не противостоят науке. Интуиция— прямое усмотрение истины, догадка, предвосхищение — необходима и в пауке, которая не может развиваться чисто логическим, дискурсивным способом. Предлагаю следующее доказательство этого положения.

Задача науки всегда состоит в нахождении наиболее экономичной, минимальной программы, описывающей совокупность сложных явлений. Открытый Ньютоном закон всемирного тяготения справедлив и для падения яблока и для движения планет. Теория электромагнетизма, созданная Фарадеем и Максвеллом, установила единство электрических н магнитных явлений, ранее казавшихся независимыми друг or друга. Но, объединяя существующий свод знаний некоторой системой законов, можем ли мы поручиться, что она минимальна и никогда не сменится другой, более сжатой? Нет, нельзя. Вспомним теорему Гёделя о неполноте: на любом языке (предельно строгий язык науки здесь не исключение) можно составить высказывание, истинность или ложность которого невозможно доказать средствами этого языка. Подобным   высказыванием   может быть и утверждение о том, что некоторая система законов, некоторая программа научного знания минимальна. Следовательно, эту минимальность невозможно доказать логически— здесь необходима интуиция. Это относится и к основным законам, определяющим научную картину мира,— единственным способом их постижения, по словам А. Эйнштейна, является интуиция. Как говорил Л. И. Мандельштам, основное уравнение квантовой механики, уравнение Шредингера, не выведено, а угадано.

Наука и искусство разнятся долей интуитивного. В искусстве она почти стопроцентна, в науке составляет лишь часть. Но и наука и искусство — явления одной культуры, я прежде всего в этом нужно искать основы их общности. То, чем разнятся наука и искусство, более очевидно и менее интересно.

Единство культуры выражается в близости идейного содержания науки и искусства, проявляющейся в единстве стиля.

Живопись много старше науки. Уже кроманьонцы оставили на стенах своих пещер изумительные изображения животных, а полноценная наука, вооруженная строгим и осознанным методом исследования, началась каких-нибудь триста — четыреста лет назад. Поэтому следует сопоставлять с наукой живопись лишь последних столетий, начиная с позднего Возрождения.

Живопись Ренессанса выражает то же стремление к свободному познанию реального мира, что и наука этой эпохи. Преодоление средневековых догм, схоластики и мистицизма происходит и в науке и в живописи. Художники по-прежнему обращаются к религиозной теме, но религия перестает быть отрешенной от жизни и трансформируется в этико-эстетическую систему, в центре которой находится человек. Не следует понимать это слишком элементарно. Так, нельзя согласиться с частым утверждением о том, что «Сикстинская мадонна» Рафаэля — изображение итальянской крестьяночки. Существа эти неземные,   красота   мадонны фантастична, и мы не встречаемся в жнзни с грудным младенцем, взгляд которого — взгляд мудреца н властителя. Рафаэль воплощал красоту н гармонию, которых нет на земле.

Человечность живописи приводила ее к конфронтации с официальной религией. Цитирую (в отрывках) протокол допроса Паоло Веронезе трибуналом священной инквизнции 18 июля 1573 года:
—  В «Вечере», написанной вами для монастыря св. Иоанна и Павла, что означает фигура   того,  у  кого   кровь  идет из носа?
—  Это слуга, у которого случайно сошла носом кровь.
—  А   для   чего   изобразили   вы   На   этой картине того, кто одет, как шут, в парике с пучком?
—  Он там в виде украшения, как принято это делать.
—  Кто-нибудь    вам    приказывал   изображать   немцев,   шутов   и   другие   подобные фигуры на этой картине?
—  Нет, но мне было поручено украсить ее так, как я сочту необходимым; а она велика и может вместить много фигур.
—  Итак,   полагаете   ли   вы   после   этого, что поступили хорошо, написав именно так свою картину, и хотите ли вы доказывать, что это хорошо и прилично?
—  Нет,   достопочтенные   синьоры,   я   совсем не собираюсь этого доказывать, но я совсем    не   думал,   что   поступаю   плохо...
Искусство в ту пору почитали, и трибунал ограничился приказом переписать картину заново в течение трех месяцев.
В 1633 году такой же трибунал под угрозой пытки принудил великого Галилея отречься от гелиоцентрической системы мира. Церковь противостояла и живописи и науке.

Искусство и наука объединялись в творчестве Леонардо да Винчи. Автор «Джоконды» был выдающимся инженером, механиком, физиологом, анатомом, ботаником, основоположником биомеханики и бионики. Живопись для Леонардо — универсальное средство познания природы, подобное математике.

Искусство Ренессанса характеризуется уравновешенностью, статичностью, симметрией. Возникновение неравновесного, асимметричного, динамического стиля барокко идейно связано с развитием пауки. Физика перешла от статики к динамике, н можно найти черты внутренней общности между научным творчеством Гюйгенса (1629— 1695), создателя волновой теории света, и живописью Рембрандта (1606—1669), повелителя света и тени. Не дождь из золотых монет, ранее изображенный Тицианом, а золотистые волны света охватывают Данаю на полотне Рембрандта.

Обратимся к XIX веку. Завершалось здание   классической   физики и химии, создавалась теоретическая биология — эволюционное учение Дарвина. Науке этой эпохи свойственны ясность, наглядность, то есть соответствие основных научных положений повседневному здравому смыслу. Это наука критического реализма. Реалистическая живопись русских передвижников и реализм французских импрессионистов — явления той же культуры. И передвижники и импрессионисты преодолевали предшествующее искусство классицизма, соответственно Брюллова и Эпгра, но по-разному. В России живопись следовала за великой литературой — за Гоголем, Толстым, Достоевским; во Франции искусство развивалось независимо от литературы и решало прежде всего живописные задачи. (Кстати, импрессионисты опирались на физические представления о спектральном составе белого света.)

Наука нашего времени постигает внутреннее содержание явлений, отказываясь от наглядности. Электрон — одновременно и частица и волна (это нельзя понять, оставаясь на позициях повседневного здравого смысла; изучая электрон, необходимо учитывать его взаимодействие с прибором, с наблюдателем). Изучение внутренней сущности, преодолевающее внешнюю, «наглядную» оболочку, свойственно всей постимпрессионистской живописи, начиная с Ван Гога н кончая Пикассо. Изображая человека одновременно и в фас и в профиль, выявляя элементарные геометрические формы, Пикассо идет, в сущности, тем же путем, что и современное научное познание. Натурализм оказывается совершенно несовместимым с мировоззрением современности. Нельзя представить себе здание научного института XX века, украшенное натуралистическими полотнами. Напротив, картины Брака или Филонова не покажутся здесь неуместными.

В этом кратком очерке неизбежна схематизация. Развитие искусства вовсе не прямолинейно, в нем возникают ситуации парадоксальные. Средневековый скульптор создал статуи Наумбургского собора. В них нет ничего отрешенного, они полны жизни. Марк графиня Ута живет уже более семи столетий! Но выдающийся художник XX века Н. К. Рерих превратил живую Уту в мистическую «Держательницу мира», стоящую между снежными вершинами Гималаев.

Нефигуративная, абстрактная живопись возникла в России (Кандинский, Малевич) не случайно именно в XX веке. Попытки освободить краски и линии от изобразительных задач сродни научным идеям эпохи, имеющим обобщенный, абстрактный характер. Попытки эти не привели, однако, к значительным   результатам.   В Эрмитаже читал лекцию американский искусствовед. Лекция была посвящена знаменитому абстракционисту Поллоку, и лектор утверждал, что эта живопись полна глубокого содержания. Был показан фильм. В кадр входил пожилой, серьезный и изможденный человек. Он шел вдоль длинного холста, расстеленного на зеленой траве, и брызгал на холст жидкими красками из ведер. Получался своеобразный цветной орнамент, лишенный, конечно, мысли и ярких эмоций. Абстрактная живопись носит декоративный характер и имеет значение для прикладного искусства. Один из создателей «Опарта», Вазарели, подарил родному городу Печ в Венгрии собрание своих работ. Это очень красивые и интересные живописные конструкции, непосредственно основывающиеся на физиологии зрения, на его обманах, то есть примыкающие к научной оптике. В то же время они лишены особого идейного содержания.

Вернемся к фигуративной живописи. Она может быть и реалистической и наглядной. Необходимо, однако, понять, что и такой живописи свойственны условность, парадоксальность. Живопись изображает трехмерное пространство на плоскости, движение — на неподвижном холсте. Как решаются эти задачи?
Живописное представление пространства глубоко исследовано в труде специалиста по автоматике и механике Б. В. Раушсвбаха «Пространственные построения в живописи». Среди проблем, решаемых живописью, важное место принадлежит проблемам научным, геометрическим. Задолго до разработки метода ортогональных проекций в трудах Монжа и других математиков конца XVIII — начала XIX века в искусстве Древнего Египта, Вавилона и Ассирии применялись принципы черчения, на этом методе основанные. Рисунок древнеегипетского художника   есть   своего рода чертеж, знаковая условная система, однако этим никак не снижается его художественная ценность. (Отметим попутно фундаментальное различие искусства и науки. Искусство XX века не лучше древнеегипетского, оно иное, но не более совершенное. Искусство не имеет в этом смысле поступательного развития. Напротив, наука развивается непрерывно, знания растут необратимо.)

Как европейская, так и азиатская живопись последующих эпох обратилась к изображению зрительного восприятия пространства. Для этого были разработаны — в значительной мере сознательно — системы линейной и перспективной перспективы. Многочисленные примеры внимательно проанализированы в указанном труде. Художники пользуются и обратной перспективой — это свойственно, в частности, древнерусскому искусству. Но во всех случаях задача изображения пространства эффективно решается. Это позволяет создавать геометрически противоречивые картины, искажающие топологию изображаемых объектов. Яркими примерами служат удивительные картины М. Эшера, в которых намеренно сделано множество геометрических «ошибок». «Ошибки» служат, однако,    источником    особой    выразительности.

Таким образом, сама условность, плоскостность живописи приводит ее к взаимодействию с наукой — с геометрией и с психофизиологией зрения.

Вторая условность — движение в неподвижном. Эта особенность живописи тонко проанализирована великим скульптором Роденом в его книге «Искусство». Мы не воспринимаем картину сразу как целое, наш глаз переходит от одной ее части к другой, и возникает ощущение последовательности событий во времени. Роден говорит об этом, обсуждая картину Ватто «Путешествие на остров Любви». Мы можем обратиться к более близким нам примерам.   Так   движение передано в «Боярыне Морозовой» Сурикова, в «Сватовстве майора» Федотова, в «Не ждали» Репина. Изображая движение, художник руководствуется зрительным впечатлением. Роден, рассматривая картину Жерико «Скачки в Эпсоме», говорит о правдивости живописи и лживости фотографии. На этой картине у скачущих лошадей все четыре ноги находятся одновременно в воздухе. Мгновенные фотографии показывают, что так не бывает — одна из конечностей лошади обязательно касается земли. Но мы этого не успеваем увидеть.

Все дело в том, что картина неподвижна, но глаз зрителя движется. Мастера живописи учитывали это бессознательно; лишь позднее движение глаз человека, смотрящего на изображение, было научно исследовано. Живопись и здесь оказывается в тесной связи с физиологией зрения.

Очевидно, что любые художественные задачи, в том числе н пространственно-вре-менные, могут решаться самыми разными способами. Людям, далеким от искусства, представляется, однако, что наиболее хорош способ натуралистический — чтобы можно было сказать: «Ах, как похоже» В действительности натурализм, имеющий целью создание иллюзии действительности, а не творческое ее выражение, не художествен. В очень интересной книге Сергея Образцова «Эстафета искусств» справедливо говорится: «Абсолютное, документальное сходство человека на портрете или тыквы на натюрморте может поражать, но это еще не искусство и свидетельство не таланта, а только длительного навыка н терпения. В конце концов это не так уж трудно, и научиться этому может всякий, если у него пять с плюсом за прилежание».  Развитие цветной и черно-белой фотографии полностью лишило смысла натуралистическую живопись. В то же время фотография может иметь высокое художественное значение — об этом хорошо рассказано в той же книге С. Образцова. В частности, современный гиперреализм в живописи опирается на фотографию.

Есть и третья особенность живописи, проявляющаяся в натюрморте и в пейзаже. Способное передать бессознательные или полусознательные эмоции. Человек склонен антропоморфизировать,  очеловечивать, оживлять любые предметы. Мы смотрим на стол, и он кажется нам коренастым н приземистым, а ваза, на нем стоящая, нахально изысканной — она очень задастся. Такой антропоморфизм ярко выражен в народных сказках, в сказках Андерсена. В «Бесах» Пушкина:

Там верстою небывалой, 
Он торчал передо мной.

Верста — верстовой столб — превращается в живое существо, в беса. Возникает «внутренняя жизнь» предметов, деревьев, гор и рек.
Но, конечно, как только задумаешься об этой «внутренней жизни», она исчезает. Однако в натюрмортах лучших мастеров «внутренняя жизнь» присутствует. Посмотрите на косо стоящий стул Ван Гога, на яблоки Сезанна, на ржавую селедку Петрова-Водкина, Натюрморт большого художника оказывается мощным источником познания человеческой психологии. Написать такой натюрморт труднее, чем портрет, так как человек — объект изображения — интересен сам по себе. Если художник пишет портрет незаурядной личности и достигает при этом не только сходства, но и некоторого понимания этой личности, то результат может быть выдающимся. Далеко не лучший из передвижников — Перов — создал превосходный портрет Достоевского. Но в натюрморте Перова — в изображении стола, фуражки, полуштофа и стакана на картине «Гитарист-бобыль» предметы действительно не живут в соответствии с понятием nature morte (мертвая природа).

То, что я условно назвал «внутренней жизнью», присутствует и в пейзажах великих художников. Ограничимся одним примером. Хокусан изобразил 36 видов Фудзи. Гора — большая и маленькая, освещенная и затемненная — живет на всех этих листах, именно живет, как некое существо. Фудзи загадочна и спокойна. А знаменитая волна на листе 4 полна бурной и свирепой агрессивности — это существо грозное.

Наконец, о цвете. Художники независимо от физиков поняли и воплотили реальные краски мира, в котором мы живем. Здесь особенно велики заслуги импрессионистов. Дальние лес или горы синеют не потому, что так кажется, а в соответствии с законом рассеяния света Релея — мы видим их через толстый слой воздуха, рассеивающий преимущественно синие лучи. В солнечный день тени на снегу голубые, так как свет в тенях отражает небо, а оно голубое, опять-таки по закону Релея. Зеленоватые, синеватые, желтоватые, фиолетовые тона на коже обнаженной натурщицы Ренуара— реальны, их воплощение отвечает стремлению художника выразить истинную красоту в гармонию мира. Вспомним «Портрет» Гоголя:

Он ловил всякий оттенок, легкую желтизну, едва заметную голубнзпу под глазами н уже готовился даже схватить небольшой прыщик, выскочивший на лбу, как вдруг услышал над собой голос матери: «Ах, зачем это? Это не нужно,— говорила дама.— У вас тоже... вот, в некоторых местах... как будто бы несколько желто и вот здесь совершенно как темные пятнышки». Художник стал изъяснять, что эти-то пятнышки и желтизна именно разыгрываются хорошо, что они составляют приятные и легкие тоны лица. Но ему отвечали, что они не составят никаких тонов и совсем не .разыгрываются и что ему только так кажется».
Гоголевская дача много деликатнее, чем критики импрессионистов: «...Попытайтесь объяснить господину Ренуару, что женское тело — это не кусок мяса в процессе гниения с зелеными и фиолетовыми пятнами, которые обозначают окончательное разложение трупа!» — так писал некий Вольф о картине Ренуара «Купальщица» (картина эта находится в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина). Потребовалось время, чтобы люди поняли и приняли красоту я правдивость творчества импрессионистов — правдивость, близкую к научной.

Как уже сказано в начале этой статьи, наука в искусство — области познания и творчества. Сходство и различие этих областей ярко выражается в проблеме любительства.

Любительская, дилетантская наука невозможна. В науке ничего нельзя сделать без глубоких знаний и высокого профессионализма — владения научными методами, научной логикой и научной интуицией. Кустарные, дилетантские научные изыскания всегда имеют пародийный характер и могут привести немалый вред.

Напротив, любительское искусство существует и пользуется законным вниманием и поддержкой общественности. Каковы бы ни были результаты любительского творчества, оно служит духовному обогащению и самих любителей и их окружения. Здесь имеется, однако, опасность.   ,
Опасно чрезмерное расхваливание любителей — оно   означает   утрату   критериев и в конечном счет неуважение к искусству. Упомянутая выше выставка Ученые рисуют» имела большой успех. Значит ли это, что любители создают подлинные ценности, что академические звания служат гарантией художественного дарования? И стоит ли, говоря об этом выставке, вызывать теин гениев, совмещавших науку н искусство,— Леонардо, Ломоносова, Бородина? Этн люди, кстати, ни в чем не были любителями, дилетантами.

За очень редкими исключениями, художественные ценности любителями не создаются. На выставке «Ученые рисуют» такими исключениями, с моей точки зрения, были работы Л. Т. Фоменко и М. Д. Стерлиговой. Математик Фоменко представил графические листы, отличающиеся высокой оригинальностью и выразительностью, физик Стерлигова — мастерские пейзажи и натюрморты. Работы Фоменко выполнены червой тушью ва бумаге. Стерлиговой — так называемой сухой кистью на холсте. И в том и в другом случае техника очень трудная.
Выставка оказалась событием культурной жизни потому, что в наше время интересно и важно понять, как видят мир и его красоту ученые, авиаконструкторы, космонавты. Даже на уровне любительства при наличии известной художественной культуры можно написать картины, выражающие это видение. Но для создания подливных художественных произведений необходимо — как н в пауке — гораздо большее. Необходимо жить искусством, а не заниматься им изредка, в свободное от основной работы время.

Истинная живопись создавалась профессионалами в том смысле, что она была профессией, настоящих художников — будь то , например, искушенный во всех секретах мастерства Валентин Серов. Дилетанты ничего не в состоянии сделать в искусстве, как и в науке. Слишком серьезны эти занятия.

Закончу словами Блока, сказанными в его речи «О назначении поэта», посвященной Пушкину:
«Никаких особенных искусств не имеется; не следует давать имя искусства тому, что называется он так: для того, чтобы создавать произведения искусства, надо уметь это делать».

Блок говорил об искусстве, но его слова полностью относятся и к науке. Это вновь доказывает    близость  науки   и   искусства.

Весь список

Где купить картину в Ярославле?

Художник Виталий Ермолаев

Художник Андрей Кноблок

Художник Андрей Аранышев

Картины художника Андрея Аранышева

Аранышев Андрей

Аранышев художник купить картины

Стеклянный фартук для кухни

Интерьерные жалюзи с фотопечатью

Стекло как искусство

Витражи в современности

Шкаф – купе с витражами – оригинальная идея для вашего интерьера

Преимущества экрана на кухню из стекла

Как выбрать подарок для руководителя?

Что такое "кухонный фартук", и с чем его едят?

Зачем нужен фартук на кухню?

Витражи как элемент декора

Как сделать квартиру уютной?

Как украсить потолок квартиры?

Как правильно выбрать и где разместить картину

Применение стеклянных фотопанелей в интерьере

Китч, как составляющая современного искусства

Техника витража, как сделать "паяный" витраж?

Где можно установить витраж?

Фотофасады для шкафов-купе

Витраж, как элемент декора

Как выбрать подарок начальнику?

Преобразите ваши окна!

Шкафы с витражами

Фотодизайн в мебели

Фотодизайн в интерьере

Разнообразим интерьер с помощью картин

Фотопечать на плитке

Картина, как декоративный элемент интерьера

Арт-искусство в современном мире

Стекло - витраж

Новейшая технология печати и её приемущества

Шкафы-купе с фотопечатью

Фотопечать на шкафах купе

Современный дизайн кухни

УФ-печать - преимущества и отличия от сольвентной печати

Фотопечать на оргстекле

Что такое ультрафиолетовая печать?

Стеклянные фартуки для кухни

Шкаф-купе с фотопечатью

Фартуки из стекла

Художник в рекламе

Золото скифов

Андрей Рублев - художник

Господин-живописец Виталий Ермолаев

Два женских портрета

Художники и живопись

Художники и изображения эпохи возрождения. Две системы перспективы

Девушка, освещенная солнцем - в зале Третьяковской галереи. Полотно В. А. Серова

Реставрация – гибель или возрождение

РУССКАЯ ЭМАЛЬ XVI-XVII ВЕКОВ

Рембрандт «Поклонение волхвов». Оригинал, копия, подделка..

Пространство Сезанна. Художник мировой живописи

Патенты художников. Коды искусства

Фрески Сикейроса

Художник Виталий Ермолаев. Выставка

Вторая жизнь картин - реставрация картин

Живопись, искусство

Профессиональные художники, художественное богатство камня.

Это Ван-Гог

Художник и буква

Художник и буква - часть 2

Загадочное свойство некоторых портретов и картин

Галерея дома и в офисе

Стоимость картин, продажа картин

Андрей Аранышев - статья из журнала ЭК сентябрь 2008

Картина Матисса из коллекции Сен-Лорана продана за 32 млн евро

Президент России Дмитрий Медведев поздравил с 85-летием Андрея Васнецова

При перепечатке или любом другом использовании активная ссылка на http://krikoart.com/ - обязательна