Интерьер О нас Галерея Новости Контакты Статьи

Андрей Рублев - художник

Андроний Андроников монастырь.
 Темны, узки твои кельи.
 Андрей Рублев вышел на широкую площадь у монастыря. Глаза слепило от сияния свежего снега, голубых теней крутых сугробов.
 Справа черной змейкой струилась дымная Яуза. Резкий уклон повел инока вдоль берега реки к Москве. Вдали виднелись купола кремлевских храмов.
 
 Андрей Рублев - ТроицаКакой то мальчонка чуть не сбил Рублева, подъехав под ноги на салазках самоделках. Приподнялся, белозубый, румяный, и поглядел в лицо инока прямо, озорно. Светлые глаза искрились весело и приветливо. Не зашиб? спросил он.
 Андрей приподнял мальчонку на руки и внимательно посмотрел в сияющие очи ребенка.
 Поставил малыша на снег и быстро зашагал в город. Чем ближе подходил он к Кремлю, тем гуще становилась толпа, тем чуднее и пестрее попадались встречные. Пьяные ярыжки толкались у кабаков.
 Скрипя полозьями, проносились боярские сани.
 Рядом, горяча коней, скакали дворовые. Кричало воронье.
 Откуда то доносились звуки сопелки, бубна. Шла гульба...
 Вот и Кремль. Успенский собор. Просторно, соразмерно высятся храмы. Рядом шумит темный бор, еще недорубили. Медленно, неспеша падают большие мягкие, снежинки, серебря купола собора. Гремят вериги юродивых. Кое как прикрытые рваньем, убогие расположились на снегу. Их костлявые руки жадно тянутся, просят, молят.
 Рублев шагнул в широкий раствор врат храма.
 
 Темные приделы еле освещались тускло горевшими свечами. Сладко пахло ладаном.
 Монотонно гудела толпа молящихся. Служба шла к концу. Гулко прозвучали одинокие шаги...
 Андрей попросил стремянку. Жадно впился глазами в темные лики древних икон. Строгие образа византийского письма взирали сурово на пришельца. Истощенные постами апостолы словно вопрошали что тебе надобно, инок?
 Живописец знал, что ему предстоит создать нечто свое, что не должно отгораживаться от жизни.
 Не пугать, не стращать верующих, а беседовать с ними сокровенно.
 Но для этого надо знать, уметь. И поэтому он здесь изучает, изучает письмо древних... Еще одна свеча погасла. Пора идти домой за Яузу. Черное зимнее небо окутало город. Тихо.

 Хрустит снег под ногами, и вдали уже виднеется Спасо Андроников монастырь. Словно очнувшись от сна, Андрей вздрогнул. Сквозь темные лики икон на него будто взглянули голубые глаза встреченного им мальчишки.
 Он снова как бы почувствовал в этих маленьких зеркалах огромный мир, Москву, Русь, надежды, чаяния людей. "Им уже жить мирно, подумал Андрей. Но надо этот мир добыть".
 Влажный, свежий ветер, пахнущий снегом и юностью, заставил Рублева вдруг вспомнить родной дом, давно ушедшую золотую пору детства.
 Страшные минуты нашествия. Смерть близких. Гарь и чад руин.
 "Действовать", вспомнил он завет Сергия Радонежского ...
 Как дивное эхо давным давно ушедших времен, завораживают взор творения Андрея Рублева, открывшего людям прелесть неяркой красы Руси.
 Просторы небес, золотые пажити ее полей, голубые очи озер и неторопливость рек.
 Вещий голос живописи Рублева чистый, правдивый, доносится из глубины веков, и мы, слушая неспешный этот рассказ, ощущаем легендарную пору становления Отчизны, видим белокаменные храмы, зубчатые стены и гордые башни крепостей, шумные площади многолюдных городов.
 
 Андрей РублевРедкой красотой любы нам творения Рублева, ибо угадываем в них душу пращуров наших.
 Прислушайся... и вдруг из бездны времени предстанут пред тобой стройные ряды шлемоблещущих воинов, лес копий, сверкание мечей и... женский плач.
 Набежала черная кочевничья туча на красно солнышко, полетели вражьи стрелы, и несть им числа. Много, много горького повидала Русь.
 Сын ее Андрей Рублев донес до дней сегодняшних радость и печали своего времени в них муки, испытания, которые принял народ.
 Слыхали ли вы благовест колоколов старых храмов Руси, когда он плывет в лазоревом небе, и сама земля кажется сказочной, былинной?
 Наступают сумерки, и все приметы нынешнего дня уходят в закатную мглу, мы все яснее и четче воспринимаем чистоту звучания вечернего звона. И дело не в том, что давным давно ушли времена, когда были построены церкви с чеканными силуэтами, гармонирующими с пейзажем. Легко дышится в этом, как медом напоенном, воздухе, в котором растворен аромат полевых цветов и трав, горький запах костров...
 
 Загорается первая звезда в бездонной тьме наступившей ночи, и мы еще полны звучанием говорящих колоколов, до слез тронуты радостью общения с природой своей Родины. Такое чувство сопричастности Отчизне просыпается, когда глядишь внимательно и пристрастно на рублевские создания. В них будто слышится зов земли, пусть перенесшей тяготы, но знавшей и радость славных побед.
 Много в мире создано творений великих и грандиозных, не счесть мастеров виртуозов, владевших артистично рисунком, живописью, композицией, создавших полотна, в которых действуют десятки фигур. Размах этих холстов иногда потрясает, как и фееричность сюжетов...
 Но мало кто в этом тысячеликом мире искусства создал произведения, равные по глубине прозрения Рублеву, внешне простые, мудрые той бездонной духовной глубиной, которая отличает поэзию Пушкина и Блока, музыку Глинки и Мусоргского, прозу Гоголя, Достоевского, Толстого.
 
 Любовь к ближнему, простосердечие вот сила, которая подвигла Андрея Рублева на сотворение немеркнущих шедевров. Труд, школа жизни и искусство помогли ему создать их. В его произведениях говорят не почерк, мазок, удар кисти, а сердце.
 Рассказывают, что, будучи в свое время в Третьяковской галерее, Ромен Роллан любовался "Троицей".
 Думается, что великий французский писатель в эти минуты вспоминал самые сокровенные мгновения своей жизни и пытался проникнуть в тайну Андрея Рублева, в ту самую "русскую загадку", которая волновала очень многих по ту сторону границы.
 Как, несмотря на греческое, византийское влияние, вдруг взялось это первичное, совершенство гармонии, ведь Рублев открыл в мировом искусстве поистине новую красоту. И это в Древней Руси, окруженной дикими кочевниками, среди народа, который не раз вдыхал бурю, пьшь и хлад из под грозных азиатских туч, стонал под игом и победил!
 
 Андрей РублевИскусство Рублева, подобно озеру, отразило бег облаков времени, несших с собою и благодатные мирные ливни, и жестокий военный град, что и передало в образах непреходящих и прекрасных... Он был одним из первых наших художников, понявших всю глубину и ответственность "быть русским человеком", и поэтому его искусство так современно сегодня. ... Истоки. Почва.
 Как они важны, значимы для истинного мастера! Особую роль в становлении любого крупного таланта играет учитель, тот, кто вводит художника в тайное тайн, в волшебную среду искусства.
 
 Этим поводырем молодого Андрея Рублева был великий Феофан Грек, который, по словам просвещенного писателя той поры Епифания, был "преславным мудрецом, зело философом хитрым".
 Выходец из Византии, поразительный по темпераменту живописец, он был человеком незаурядной силы характера. Андрей Рублев, по отрывочным сведениям, однажды работал вместе с ним над росписью храма. Так столкнулись мятущийся, дерзостный мастер, убеленный сединами, и юный художник, взирающий на "всечестные иконы, наполняясь радости и светлости" ...
 Семена многовековых традиций Византии упали на благодатную почву. Характерно, что мы сегодня много знаем о жизни и творениях живописцев XIV XV веков Италии, однако судьба Андрея Рублева, строки, рассказывающие о его жизни, так скупы, что до сих пор не установлен ни год его рождения, ни день его кончины.
 
 Все смутно и неясно, и эта тьма, покрывающая бытие одного из самых великих наших творцов, удивительна и страшна. Но не надо забывать, что представляла собою наша большая страна той поры, еще не совсем воспрянувшая от многовекового вражьего ига.
 Ведь только ратная победа на Куликовом поле в 1380 году наконец разбудила, встряхнула страну от ужаса полона. Страна озарилась светом надежды и мечты.
 Велика роль Москвы в объединении Руси. Первопрестольная белокаменная становилась градом, воспринявшим заветы великокняжеского Киева и славного Владимира.
 Русские прикасались к святым родникам античности, им были близки древние святыни и несравненная краса византийского Царьграда.

 Летописцы языком мудрым и неторопливым рисовали картину величавой эпохи становления России, поры трудной, где быль и легенды жили рядом, а подвиги сынов Руси, почти сказочные, перемешивались с тревожными небесными знаками, зловещими пророчествами, со стихийной первозданностью природы.
 Этот мир, красочный и загадочный, порою жуткий, коварный, а иногда песенный, находил отражение в искусстве иконописи.
 В ней сходились самые сокровенные, заветные мечты народа, его стремление к поэзии, правде. Не потому ли русская икона потрясает своей напряженной духовностью?

 ... Юность Рублева. Троице Сергиев монастырь. Синий глухой бор. По извилистым узким тропинкам спешат чернецы, иноки, старцы. Глухо ударил колокол. Утро. Прохладное, росное. Сизый туман еще стелется по ложбинам, но ранние лучи золотят сосны, ели и купола собора. Среди толпы спешащих на молитву юный инок Андрей Рублев, русый, худой, с ясными синими глазами, открытым простым лицом. Только крутой лоб, бугристый, остро вырезанные ноздри тонкого хрящеватого носа да линия губ, твердая, чистая, говорили о характере недюжинном и мечтательном. Темная ряса, перехваченная узким поясом, подчеркивала стройность стана, разлет плеч. Особо поражали руки бледные, небольшие, сильные, со взбухшими голубыми венами. Звонит колокол.
 Пронзительна свежесть кристально прозрачного воздуха. Легкие бегущие сиреневые тучи на розовом небе, щебет птиц, мерцание росы, шорох шагов и таинственный глухой шепот леса все это сливалось в картину редкой красоты. Душа радовалась заре, доброй приветливости природы старой Руси.
 Андрей остановился на миг. Застыл, залюбовавшись лепотой деревянного храма, особо дивной в свете утреннего солнца... Сколько раз видел его.
 
 Однако каждый день глядится он по разному. Особенно хорош собор вечером, когда силуэт куполов, колокольня четко рисуются на закатном небосводе.
 Тогда говор колоколов будто проникает в самое сердце, наполняя душу покоем и радостью.
 ... Как незаметно летят годы", подумал Рублев. Давно ли босоногим мальчишкой пришел он сюда. Сироту приютили старцы, заметили его дар к живописи. Как он мечтал познать тайну византийских мастеров, смелость и красу их икон!
 Знал ли Андрей, что судьба сведет его с самим Феофаном Греком, мастером огромного таланта, силы необычайной? Звонят колокола.
 В храме сумрачно. Колеблемые ветром лучины еле теплятся, их мерцающий свет озаряет темные образа. Пучок света, про никший сквозь узкое окно, дымною стрелою вонзился в старинную икону, и в его голубом трепетном сиянии словно ожили строгие лики.
 В тиши храма вдруг прозвучал голос Сергия, негромкий, но. слышный всем. Он говорил о добре и зле, о страстях человеческих, об Отчизне...
  Рублев зачарованно слушал мудрую речь. Хор стройно прочел молитву, и эхо гулко и звучно ответило поющим голосам. Андрей вглядывался в лица молящихся. "Надо все запоминать. Каноны стары, обветшали. Нужно письмо новое, человеку близкое", думал Андрей...

 Сергий Радонежский.
 Он дал художнику юное по чистоте восприятие мира. Но при всем том Сергий был, как никто, тверд и привержен идеалам веры в добро и правду. И это навсегда запомнил Андрей.
 Андрей РублевВ ту пору, когда люди ожесточались ходом событий, междоусобица и распри одолевали Русь, Сергий находил тихие, задушевные слова, мирил земляков, объединял русских на борьбу против общего врага. Летописцы нарекли его "делателем", ибо поистине все его деяния, как и само бытие его, полное чудесных свершений, превращают Сергия в личность легендарную. Не мечом, топором, дубиной, не криком оголтелым  словом заветным покорял Сергий.
 Уверял в надобности сплочения, веры и неотвратимости победы над злом. И вот эти слова Сергия Радонежского воплощены в пластические формы Андреем Рублевым, иконы которого и через шестьсот лет потрясают проникновением в суть явления, мудростью и гуманизмом...
 
 Не геенной огненной, не плахой адской, не пытками грешников убеждали его фрески и иконы тихой светозарностью, благостной красотой образов и новой, необычной лученосно стью проникали в душу народа, сплачивали на борьбу с недругами. Укоризна, осуждение, напоминание, суровость долга вот мотивы икон и фресок той поры, времени, когда испытание за испытанием ложились на плечи Родины. Казалось, что гневу рока не будет конца... Однако настал час, когда затрещали устои Орды, надорвались узы, ослабли путы рабства иноземного ига, и Русь одолела врага.
 Будет еще много мрачных страниц в ее истории, но со дня Куликовской битвы среди тяжелых, нависших над Родиной туч проглянуло солнце, и свет разогнал мрак. ... Вскоре он покинет гостеприимные стены Троицкого монастыря и перейдет в обитель, основанную духовным братом Сергия Андроником, под Москву.
 
 Сквер у Андроникова монастыря сегодня. Ночь, холодный ветер дует с Яузы. Осень. Свежий сырой воздух пахнет прелыми листьями, дождем... Не по этой ли тропинке вдоль косогора, бегущей к речке, бродил инок Андрей?
 Стожары глядят из бездонной мглы сентябрьского неба. О, вечные звезды. Сколько вы могли бы рассказать о житии скромного чернеца, гениального художника Андрея Рублева... Но ночь молчит. Лишь шепчут о чем то деревья да скрипят ржавые петли калитки.
 "Музей имени Андрея Рублева" гласит табличка. Почти шесть веков прошло с тех пор, как Рублев начал писать свои шедевры, полные чистоты духа, мечты о светлом грядущем дне. Здесь, на пустыре, некогда стояли полки Дмитрия Донского, вернувшиеся со славой с Куликова поля. Впереди их ждала Москва, Кремль.
 1405 год... Еще не родились Доменико Венециано, Пьеро делла Франческа, только через полвека появится на свет Леонардо, а в Москве, далеко от Италии, в Кремле, в Благовещенском соборе Феофан Грек, Прохор с Городца и Андрей Рублев приступают к росписи храма.
 
 Вот как вспоминает мудрый Епифаний о необычной манере письма Феофана Грека: когда же он все это рисовал и писал, никто не видел, чтобы он смотрел на образцы, как это делают наши иконописцы, которые полны недоумения, все время нагибаются, глазами бегают туда и сюда, не столько работают красками, сколько принуждены постоянно глядеть на образец, но кажется, что другой кто то пишет руками, когда Феофан создает образа, так как он не стоит спокойно, языком беседует с приходящими, умом же размышляет о постороннем и разумном; так он своими чувственными глазами видит разумное и доброе...
 Вижу, как расцветает левкас под кистью Грека, вижу горящий взгляд молчаливого Андрея, не сводящего взор с учителя. Это была неоценимая школа. Рублев глядел и писал.
 
 Молодой мастер не перечил учителю, но он видел мир по другому. Он воспитывался в окружении блага и чудес, жил в духовном климате, созданном Сергием Радонежским. ... Узкая келья. Монастырь...
 Молчание, тишина. Только отраженный луч солнца безмолвно ласкает образ, написанный на небольшой доске. Пахнет олифой, рыбьим клеем, краской. Бородатый инок с лицом темным и строгим глядит на нас из глубины веков. И мы чувствуем на себе добрый светлый взор его. Чуем ласковость открытой, щедрой души художника философа.
 Но порою мастер работал не один у него был друг. Близкий, сокровенный. Доброжелательными старцами именуют летописцы Андрея Рублева и Даниила Черного. Оба они были послушниками одного и того же монастыря, вместе много писали и являют пример братства и единения в искусстве.
 ...Вспомним предысторию рождения "Троицы", этого шедевра Рублева. Гулкие своды огромного Успенского собора в древнем Владимире.
 
 Звонкие шаги в настороженной тишине. Злое эхо. В храме два мастера Андрей и Даниил. Впереди работа твори, создавай, что отмерил тебе талант. Андрей задумывает написать фрески небывалые. Много он повидал "страшных судов", с адовыми муками, пучеглазыми чертями, геенной огненной и прочими страстями. Мастер замыслил иной "Страшный суд". Да, люди обречены на судилище.
 Но их озаряет надежда, они верят в суд праведный. Сквозь узкие прорези окон лучи солнца скользят по свежей штукатурке. Старые росписи закрыты. Стены ждут... Мощные столбы, могучие арки и над всем купол, подобный небосводу в золотом мареве жаркой тени. Владимир, 1408 год... Громко звучат трубы ангелов, возвещая о конце мира. Мечутся фигуры людей, смятенных перед грозным судией. Но луч веры в справедливость придает этой толпе далекий от византийских традиций облик. Страшен во гневе бог! гласили все фрески до Рублева. Добр и милостив! утверждал Андрей Рублев.

  Андрей РублевЕго росписи во владимирском храме Успения порывистые, живые по манере исполнения.
 Светлый пристальный взгляд на природу, на мир людей позволил художнику в решении грозной темы "Страшного суда" внести новые, неведомые до него черты в образы действующих лиц грандиозной многофигурной композиции. Забываешь, что это церковный заказ, должный исполняться по давно установленным канонам.
 Взгляните на этих апокалипсических зверей, созданных фантазией Рублева. Они почти грациозны. А ведь они призваны быть ужасающими и чудовищными, эти грифоны, медведи, по облику чем то напоминающие скифский "звериный стиль", в котором иногда проскальзывают добродушие, языческая простота.
  Может быть, это кощунственно, но такие параллели невольно приходят, когда я вспоминаю знаменитую скифскую пектораль, где рядом спокойно сосуществуют поющие птицы, полевые цветы, беседующие люди и жестокие схватки львов и грифонов. Все построено по полукружиям, циклам... Фрески Рублева, как сновидения юноши, прозрачны и воздушны.
 Трудно поверить, что это плод искусства мастера, умудренного многолетним опытом церковной живописи, закованной в догматические сухие каноны. Светозарный почерк фресок Рублева напоминает современные ему флорентийские росписи раннего итальянского Ренессанса.
 "Троица" порождена высоким подъемом духа русского народа, который встал на решительную борьбу с азиатскими кочевниками. "Троица" возвышенный, вдохновенный гимн добру. Рублев не мог создать свой великий шедевр, не обладая непреклонной верой в правду...
 ... Велико было потрясение художника, узнавшего, что оплот его юности, Троицкий монастырь, уничтожен врагами. В пламени погибла дорогая сердцу живописца обитель, где он общался с миром, созданным Сергием Радонежским, где вырос духовно как мастер. Художник содрогнулся при этой страшной вести. И он создает бессмертную "Троицу". "Троица". В ее основе лежит библейская легенда о том, как древнему старцу Аврааму явились трое странников, предрекших ему и его жене рождение сына. В честь них состоялась трапеза под дубом Мамврийским. Рублев ушел от этой разработанной веками сюжетики. Не торжественная трапеза с хозяином, а тихое собеседование отражено в иконе.

 Русский художник отбросил иллюстративность византийских решений. Где пир, где Авраам и жена его Сарра? Рублев сосредоточил всю мощь своего гения на раскрытии гуманистической сути сказания. В этом философия гениального творения русского средневековья, являющая сегодня смысл человеческого бытия как братства. Это, однако, никак не означает некоего аморфного благодушия строгий лик одного из ангелов напоминает нам о долге, вере, борьбе.
 Сергий Радонежский построил Троицкий собор для утверждения идеи "единожития" всех людей Земли, "дабы воззрением на св. Троицу побеждался страх ненавистной розни мира сего". Этот посыл был очень важен для Руси той поры, разрозненной междоусобными спорами. Но думается, что нравственная идея "Троицы" не чужда современному миру нашей планеты. Подвиг Рублева в том, что он еще раз подтвердил: идеи света бессмертны.

 Ум, гений не меркнет от толщи времен. Так вековечны Венера Милосская и Аполлон Бельведер ский, так не гаснет искусство Леонардо, Микеланджело, Тициана, Эль Греко, так же остаются жить творения русского мастера.
 "Троица" Рублева, написанная им в годы зрелости, итог многолетнего размышления о существе Природы и Человека, и этот дух раздумья и созерцания особенно остро ощущается нами сегодня, в двадцатом веке, времени, напоенном машинным грохо том, ошеломляющим сознание потоком информации, и звуковой и зрительной, идущей от радио, кино, телевидения. Сегодняшняя западная живопись иногда страдает подчеркнутой экспрессией, отсутствием глубокого осмысления больших гуманистических тем.
 "Модерная" музыка наших дней легковесна, лишена полнозвучных мелодий, гармонии. Искусство художника Рублева принадлежит мировой культуре, мировому разуму, ибо его гений постиг непреходящие законы человеческого бытия, он доказал, что свет и добро побеждают мрак и зло, иначе нет смысла существования рода человеческого.
 Древняя икона как бы закодированный слепок времени. Судьба Древней Руси с ее страницами раздоров и войн все это вырабатывало искусство огромного напряжения, трагизма. Суровые по письму лики старых икон на первый взгляд отражали историю Руси.

  Но они лишь замечали мрак окружающих человека событий. Где был выход? И этот ответ дали творения Рублева светлые, полные радости жизни и веры в победу над силами мрака. Хотя эти рублевские прозрения вызывали протест у догматиков, хранителей канонов, консервативный, закостенелый разум которых не воспринимал новую красоту икон Рублева. И мастер не раз выслушивал малоприятные слова по поводу своих творений. "Мало благолепия", "зело радостно" и многое, многое другое.
 Удивительным ощущением раскованности, свободы, радости, умиротворенности веет от "Троицы". Художник так создал свое творение, что мы невольно вовлечены в тихое, но непреклонное круговое движение фигур ангелов.
 Повторность ритмов наклоны фигур, жесты рук, сами складки одежд все, все находится в неустанном, как сама жизнь, движении.
 Особо поражает общая светозарность иконы. Художник нашел идеальные пропорции не только в решении фигур композиции. Совершенны также отношения светлых тонов, не вступающих в борьбу с контрастными темными цветами, а согласно и тихо поющих с ними гимн радости бытия.
 Вряд ли в мировом искусстве есть творение, равное этой иконе по ясности и чистоте душевного строя светлого, не омраченного никакими пережитыми невзгодами и тревогами. Художник взял за основу композиции канон, испытанный годами, и все же ему удалось создать образ юный, чистый, свежий.
 
 Можно часами глядеть на эту излучающую свет живопись и поражаться гармонии и созвучию ритмов, внутренней музыке палитры Рублева, твердости и мягкости его кисти, заставившей петь складки одежд, придавшей такое очарование сдержанным жестам и еле заметным наклонам фигур композиции. Само время бессильно было погасить чудотворную напевность красок иконы, и мы покорены мощью колорита. Сколько мастеров за эти пробежавшие столетия пытались подражать песне Рублева... Тщетно!
 ... Доводилось ли вам видеть большую раковину, в недрах которой рождается драгоценный жемчуг? Это диво красоты! Перламутровая палитра, в ней все переливы нежнейших розовых, голубых, сиреневых, бледно зеленых, жемчужно серых цветов...
 Таинственно мерцает и будто само излучает свет это чудо природы.

 Я вспомнил это великолепное создание, увидев "Троицу" Рублева. Перламутровое, в холодных, сплавленных от времени красках эмалях, и рядом золотые искры, теплые тона охр, земляных цветов. Все эти краски согласны в дивной гармонии. Мы слышим тихую музыку мелодию добра и радости. Созерцаем свет, будто "горний", неведомо как приближающий нас к ощущению реальности чуда.
 Этому таинственному очарованию способствует гениальное владение мастером оркестровкой цветописи. Мы словно обволакиваемся волнообразным, круговым движением колышущихся колеров, то звучащих в полную силу, как, например, синий ляпис лазурь, переходящий в разных местах композиции в затихающий голубой, светло бирюзовый. Темно вишневый колдовски растворяется до блекло розового, густой оливковый превращается и переходит в светло зеленый.
 Это мерцание цвета позволяет художнику достичь поистине симфонического звучания оркестра красок палитры. Чуть чуть поблескивает стертое старое золото на темном от времени левкасе. Мудрое переплетение форм, силуэтов, линий, прочерков посохов, округлости крыльев, падающих складок одежд, сияющих нимбов все это вместе со сложной мозаикой цвета создает редкую по своеобразию гармонию, благородную, спокойную и величавую.
 
 И только два черных квадрата на фоне вход в дом Авраамов возвращают нас к сюжету Ветхого завета. Светоносность "Троицы" настолько разительна, что иные иконы экспозиции Третьяковской галереи кажутся темными и красно коричневыми.
 Потрясающе входят блеклые холодные тона в пожелтевшую от времени белизну фона "Троицы", испещренного искрами червонного золота... Все это схоже со сказкой, с легендой. Икона экспонирована рядом с окном, завешенным белой мягкой тканью, и голубые, блуждающие по материи рефлексы еще более усиливают общую золотую, светозарную гамму "Троицы".
 Шедевр Рублева можно созерцать часами, открывая все новые и новые стороны прекрасного. Вглядитесь . . . Попробуйте найти следы работы кисти, и вы увидите этот мужественный, твердый почерк мастера. Одним касанием назначены и посохи ангелов, и тяжелые штрихи глубоких складок одежд. Уверенность и убежденность живописца в найденном им решении неотразимы! "Троица" это заглавное русское творение.
 
 Рублев отец не только нашей национальной живописи, он один из зачинателей философии Руси всепобеждающего деяния добра. Андрей Рублев недаром ушел от ветхозаветного сюжета, от иллюстративности, его икона ставит проблемы гуманизма, гармонии, мелодичности, доброжелательности, разума. Вот почему у "Троицы" с утра до вечера толпятся зрители, созерцая и размышляя. А ведь большинство посетителей галереи не знают сюжета иконы, однако мир и тишина, царящие в этом произведении древнего мастера, покоряют, заставляют мечтать, размышлять о прекрасном, о гармонии природы и человека,осиледобра.Омире. . .
 Андроников монастырь. Стройные башни с золотыми флажками флюгеров. Белые массивные стены, узорчатые, с острыми прорезями бойницами. Гулкие плиты двора, в центре Спасский собор. На стене чугунная плита. Надпись гласит: "Здесь погребены в 1430 году Андрей Рублев с Даниилом Черным". Крутые ступени крупной каменной кладки. Вход в храм закрыт. Тихо . . . Шелестят, шепчут о чем то старые деревья. Поют птицы. Ветер шевелит травы, нагибает головки ромашек. Выхожу на крутогор. Внизу Яуза. Где то, за домами, поблескивает вдали золото кремлевских храмов. Вдруг раздался грохот. Я оглянулся. Через мост, позвякивая на стыках рельсов, бежала электричка . . . Шла жизнь.

 В залах древней русской живописи Третьяковки иногда можно услышать замечания зрителей: ,,Ах, они не так нарисованы!" Это происходит потому, что на иконы продолжают смотреть так же, как на полотна станковой живописи, экспонированные в галерее.
 Конечно, между картиной и произведениями иконописи дистанция немалая. Но это не означает, что иконы нарисованы плохо. Такие ложные представления не новы. Вот что пишет известный русский художник и искусствовед Илья Остроухое, избранный после Третьякова попечителем галереи:
 "Еще покойный проф. Буслаев видел в нашем величайшем искусстве иконописи лишь плод "векового коснения русского народа", из которого наша иконопись, по его мнению, стала выходить лишь в XVII веке, когда потянулась за западноевропейской живописью . . . Таким образом, как в литературе, так и в живописи русской XVII века, сказалось благотворное влияние Запада . . . Только теперь, очень, очень недавно, какой нибудь десяток другой лет, это печальное заблуждение стало рассеиваться. Прежде всего икону стали расчищать. Были поражены ее красками, гармонией линий, композицией, чарова ньем ее духовной выразительности, поняли и ее столь странную на первый взгляд и столь обдуманную на деле "обратную перспективу", условность ее пейзажа. И вот теперь наша именно наша древняя русская икона, столь радостно близкая и понятная старым русским людям, открывается изумленному миру как искусство высочайших достижений человеческого духа, равных которым надо искать лишь в искусстве Древнего Египта".
  Историки, искусствоведы продолжают спорить об атрибуциях произведений мастера, о датах биографии художника . . . В русском искусстве нет прямых продолжателей Рублева, да это, впрочем, и невозможно, слишком индивидуально и лично стно его творчество.
  Но тонкость прозрений, человечность, лучезарность присущи лучшим полотнам Венецианова, Александра Иванова, Ге, Врубеля, Рябушкина, Нестерова. Рублев национальный гений, предтеча. Он открыл окно в мир русскому искусству, и его по справедливости можно назвать "русским Леонардо" по той изумительной мягкости форм и глубочайшей философии, которые свойственны его музе.
 Как и Леонардо, он не был удачлив, судьба его загадочна, но небольшое количество произведений Рублева представляет одну из вершин мирового искусства.

 Его "Троица" словно говорит нам из далекого далека: "Люди, любите друг друга, гоните зло неверия в духовность человека, отличающую его от зверя . . . Ищите совершенство в добре, красоте, свете правды . . ."

Мастера и шедевры. Игорь Долгополов

Весь список

Где купить картину в Ярославле?

Художник Виталий Ермолаев

Художник Андрей Кноблок

Художник Андрей Аранышев

Картины художника Андрея Аранышева

Аранышев Андрей

Аранышев художник купить картины

Стеклянный фартук для кухни

Интерьерные жалюзи с фотопечатью

Стекло как искусство

Витражи в современности

Шкаф – купе с витражами – оригинальная идея для вашего интерьера

Преимущества экрана на кухню из стекла

Как выбрать подарок для руководителя?

Что такое "кухонный фартук", и с чем его едят?

Зачем нужен фартук на кухню?

Витражи как элемент декора

Как сделать квартиру уютной?

Как украсить потолок квартиры?

Как правильно выбрать и где разместить картину

Применение стеклянных фотопанелей в интерьере

Китч, как составляющая современного искусства

Техника витража, как сделать "паяный" витраж?

Где можно установить витраж?

Фотофасады для шкафов-купе

Витраж, как элемент декора

Как выбрать подарок начальнику?

Преобразите ваши окна!

Шкафы с витражами

Фотодизайн в мебели

Фотодизайн в интерьере

Разнообразим интерьер с помощью картин

Фотопечать на плитке

Картина, как декоративный элемент интерьера

Арт-искусство в современном мире

Стекло - витраж

Новейшая технология печати и её приемущества

Шкафы-купе с фотопечатью

Фотопечать на шкафах купе

Современный дизайн кухни

УФ-печать - преимущества и отличия от сольвентной печати

Фотопечать на оргстекле

Что такое ультрафиолетовая печать?

Стеклянные фартуки для кухни

Шкаф-купе с фотопечатью

Фартуки из стекла

Художник в рекламе

Золото скифов

Андрей Рублев - художник

Господин-живописец Виталий Ермолаев

Два женских портрета

Художники и живопись

Художники и изображения эпохи возрождения. Две системы перспективы

Девушка, освещенная солнцем - в зале Третьяковской галереи. Полотно В. А. Серова

Реставрация – гибель или возрождение

РУССКАЯ ЭМАЛЬ XVI-XVII ВЕКОВ

Рембрандт «Поклонение волхвов». Оригинал, копия, подделка..

Пространство Сезанна. Художник мировой живописи

Патенты художников. Коды искусства

Фрески Сикейроса

Художник Виталий Ермолаев. Выставка

Вторая жизнь картин - реставрация картин

Живопись, искусство

Профессиональные художники, художественное богатство камня.

Это Ван-Гог

Художник и буква

Художник и буква - часть 2

Загадочное свойство некоторых портретов и картин

Галерея дома и в офисе

Стоимость картин, продажа картин

Андрей Аранышев - статья из журнала ЭК сентябрь 2008

Картина Матисса из коллекции Сен-Лорана продана за 32 млн евро

Президент России Дмитрий Медведев поздравил с 85-летием Андрея Васнецова

При перепечатке или любом другом использовании активная ссылка на http://krikoart.com/ - обязательна